Управление эмоциями через изменение восприятия

Погольша В.М. , канд.психол.наук

Эмоции часто принято делить на положительные и отрицательные. Такое оценивание эмоций совершается обычно с точки зрения  их соответствия культурным нормам и гендерным ожиданиям. «Культурный человек не должен кричать, ругаться», «мальчики не должны плакать», «девочки  не должны драться». Чтобы соответствовать эти  культурным стереотипам человек, вслед за родителями и воспитателями, постепенно сам начинает накладывать табу на выражение  некоторых эмоций и чувств. «Я не должен прыгать и кричать, выражать свое недовольство, потому что мама (папа) будут считать меня плохим». Поэтому восприятие эмоциональной реакции как положительной или отрицательной во многом зависит от обстоятельств (от социального контекста). Если вы споткнулись о брошенный кем-то посреди комнаты портфель и чуть не упали, то реакция гнева будет вполне уместной и адекватной. Это первичная эмоция – спонтанная реакция на внешний стимул.  А дальше вопрос в том, как и во что вы будете эту эмоцию трансформировать. Скажете себе, что «надо смотреть внимательнее под ноги», уберете портфель с дороги и пойдете спокойно дальше. Эмоция гнева рассеется, поскольку вы восприняли  ситуацию как «урок для вас». Но, возможно, вы начнете выяснять «кто в этом виноват», интерпретируя событие как «чей-то злой умысел», что «кто-то очень плохой сделал это специально, чтобы вы споткнулись». Обвинительная  по отношению к другим интерпретация трансформирует эмоцию гнева (относительно нейтральную)  в раздражение и даже обиду, адресованную другому человеку. Это будет вторичная эмоция – культурно обусловленная реакция, запускаемая эмоциональным знанием, которое мы приобрели в процессе социализации.

Эмоция становится разрушительной, потому что мы ею манипулируем в угоду своему капризному «эго», которое всего боится (боится быть плохим, глупым, несовершенным и т.д.), а также по причине того, что ситуация воспринимается не объективно, а очень лично и со знаком минус для себя. Например, как обвинение «Это сделано мне назло» или как самообвинение «Это я виноват, потому что «не такой как все». В итоге, наше «благое» желание сделать во что бы то ни стало этот мир лучше («этот человек сделал плохо, надо выразить ему свой гнев, чтобы он исправился и больше так не делал»), за которым кроется стремление контролировать ситуацию может  иметь результатом негативную реакцию со стороны других.

Получается, что все дело в нашей интерпретации — в системе убеждений, способствующей тем или иным выводам. Эмоциональная реакция возникает как ответ не столько на само событие, сколько на то, как мы его воспринимаем и интерпретируем. Но если даже в ситуации случайного события (случайно споткнулись) мы не всегда видим, что  у нас есть выбор как реагировать и как интерпретировать, то в ситуации, например, когда нам  специально «сделали подножку», трансформировать гнев  через нейтральную или  тем более позитивную интерпретацию практически невозможно. Невозможно (да и не нужно) в ту же секунду. Но возможно (при желании) через тридцать-сорок секунд (можно извиниться, помириться). Как это ни парадоксально, эмоция, чтобы быть трансформированной (в другую эмоцию или действие) должна быть сначала выражена, «прожита», воспринята как естественная. Не подавлена, не вытеснена, а именно пережита (нередко как острая душевная боль). Известно, что неумение выражать свои эмоции, соседствующее с равнодушием и безразличием, гораздо сильнее сказываются на душевном развитии человека, чем чрезмерная эмоциональность (пусть даже негативная). Равнодушный стиль воспитания, как показывают исследования, отражается на детях хуже, чем даже авторитарный,  агрессивный стиль. Только после того, как вы прочувствовали эмоцию (иногда она чувствуется уже в зачаточном состоянии, когда, например, кровь приливает к голове или перехватывает дыхание) может наступить стадия осознания (что я чувствую, почему и что мне с этим делать). Прежде, чем «давать волю своим чувствам», мы можем попробовать трансформировать эмоцию сначала на физиологическом уровне (с помошью различных техник: умыть лицо холодной водой, нарисовать глазами восьмерки или подышать попеременно левой и правой половиной носа), затем  на психологическом (сказать себе: «Ситуация складывается самым совершенным образом для меня», «Я справлюсь с этим, у меня все получится»). С позиции целостности, единства противоположностей  любая эмоциональная реакция может приниматься как естественное выражение человеческой сущности – без оценки, без ярлыка «хорошо-плохо»,  а уже затем сознательно трансформироваться в более созидательную эмоцию (в идеале – в чувство любви и благодарности).

Но вот здесь, на стадии осознания, и начинаются все сложности. Каждый объясняет ситуацию согласно своим убеждениям и своей картине мира. Если мир воспринимается как физический и в нем присутствует разделение на «мы — они», то всегда найдутся те «они», которые виноваты, и «мы», которые правы. Если мир воспринимается как духовный, созданный творцом, развивающийся по закону любви и по принципу «причина-следствие», то объяснение будет основываться на убеждении, что все, что с нами происходит необходимо для нашего духовного развития, чтобы, познав боль, мы становились человечнее. Выбор того, как воспринимать окружающий мир у нас есть всегда. Но дается он многим нелегко.

  На первый взгляд, кажется, что степень осознанности зависит от возрастного, интеллектуального, культурного и морального уровня развития человека. Но на самом деле все сводится к уровню нашей  духовности (человечности). Интересно, что эта позиция выдвигается и поддерживается сегодня многими учеными, которые активно исследуют понятие «духовного интеллекта».

По мнению Р. Эммонса (2004), духовный интеллект – это способность использовать духовные источники и веру для решения проблем, испытывать возвышенные состояния сознания, воспринимать мир трансцендентно и вести себя добродетельно. Духовность обнаруживает себя через высшие устремления (цели, мотивы, ценности), сосредоточенные на сакральном. Сакрализация (освященность целей верой) способствует нахождению смысла и интеграции личности и, как следствие, более высокому  качеству жизни. Любые когнитивные, социальные или коммуникативные проблемы решаются более эффективно, если задействованы духовные процессы. Развитие духовного интеллекта происходит через осознание высших целей человеческого существования, через понимание того, что действительно ценно и значимо и что делает нас людьми. Способность осознавать, пересматривать цели и менять приоритеты – есть показатель духовного интеллекта (по Эммонсу).

«Человечность» является не предопределенной сущностью человека (биологической или социальной), а результатом его работы над чем-то, что имеет смысл (ради чего стоит жить и ради чего стоит умереть). И именно  потому, что это имеет смысл, человек ставит себе цели высокого порядка и берет на себя ответственность. При этом у человека есть универсальное право: устанавливать себе эти цели или нет, прилагать усилия по собственному развитию или не прилагать. Есть причины, порождающие зло, но нет причин, порождающих добро. Только наше личное усилие порождает добро.

Колин Типпинг в своей книге «Радиальное прощение» (2004) приводит примеры разрешения конфликтных ситуаций именно через нахождение их нового сакрального смысла.  Так, помогая своей сестре разобраться с ее семейной драмой (невниманием и холодностью со стороны мужа), он пытается объяснить, что за ее ситуацией скрывается что-то еще, имеющее совершенно другое, духовное значение. С духовной точки зрения, ощущение дискомфорта в любой ситуации служит сигналом, что мы не в ладу с духовным законом и нам дана возможность исцелить душевные травмы или, возможно, какие-то ядовитые убеждения, мешающие быть собой (свободным человеком). Однако мы нечасто смотрим на вещи таким образом. Мы предпочитаем прибегать к оценочным суждениям и винить во всем окружающих, а это мешает нам понять смысл ситуации и извлечь из нее урок. Это мешает нам исцелиться. Если же мы не исцеляем свои душевные травмы, то тем самым создаем вокруг себя еще больше дискомфорта, до тех пор, пока обстоятельства буквально не заставят нас задаться вопросом: «Что же все-таки происходит?» Иногда для того, чтобы человек обратил внимание на происходящее, ему необходима очень сильная встряска или нестерпимая боль. Нередко причина его сегодняшней боли и дискомфорта коренится в детстве. (Как в примере с сестрой, которой нужно было исцелить боль, вызванную тем, что отец никогда не проявлял свою любовь к ней).  Это не редкость, когда ребенок, не получающий необходимого количества отцовской или материнской любви, решает, будто с ним что-то не в порядке, будто он не достаточно хорош и, следовательно, не достоин любви. Это убеждение застревает в подсознании и позже начинает управлять жизнью и взаимоотношениями с людьми. А жизнь всегда дает подтверждения нашим убеждениям.

Типпинг объясняет сестре как через механизмы защиты — вытеснение и проекцию — мы стараемся избежать болезненных эмоций,  подкрепляя тем самым архетип жертвы. Когда чувства гнева или вины становятся нестерпимо сильными, и мы не знаем, что с эти делать, — разум отгораживает эти чувства от сознания, вытесняя и подавляя их. Но они остаются в нашем подсознании и блокируют потоки энергии (что приводит к психосоматическим заболеваниям).  Что касается механизма проекции, то стоит нам спроецировать то, что нам не нравится на другого человека, мы начинаем видеть («перцептивная защита»), что этими качествами обладает именно он. Если мы проецируем на кого-то гнев, то нам кажется, что гневается именно тот, другой. Мы обвиняем человека в том, в чем боимся быть виноваты сами. И требуем, чтобы он был наказан. Это дает нам ощущение собственной праведности и безупречности. То, что мы осуждаем в других – это то, что мы проклинаем в себе. Вывод о том, что не будь виновника проблемы, то не было бы и самой проблемы, является ложным. Ведь если бы не этот человек, то был бы кто-то другой (которого наша душа выбрала для исцеления). Как метафорично замечает Типпинг: «Мы хотим убить посланника, не читая самого послания!». И  с юмором заключает: «Не воспринимайте жизнь слишком лично!» Здесь хочется добавить: «Не совершайте фундаментальную ошибку атрибуции применительно ко всей картине мира!».

            Привидение и соевые бобы.

— Если ты женишься или заведешь любовницу после моей смерти, то я вернусь к тебе и отомщу, — сказала умирающая жена своему мужу.

Человек влюбился несколько месяцев спустя. Помня о ее угрозе, он был шокирован, но не удивлен, увидев как-то ночью в доме ее призрак. Она пришла обвинить его в неверности. Так продолжалось от ночи к ночи, человек больше не мог терпеть и пошел посоветоваться к мастеру дзен. Гуру спросил его:

— Почему ты решил, что это призрак?

— Потому что она знает и может перечислить мне все, что я когда-то говорил, делал, думал и чувствовал.

Мастер дал человеку мешок соевых бобов и сказал:

— Не открывай мешок до тех пор, пока она не появится ночью. Потом спроси ее: «Сколько бобов находится в мешке?»

Человек задал этот вопрос духу, и тот растворился и больше никогда не появлялся.

— Что произошло? – спросил он позже у мастера.

Мастер улыбнулся:

— Не кажется ли тебе странным, что привидение знало только то, что знал ты?                                

(Энтони де Мелло, 2011).

 

То, что происходит в нашей жизни, является косвенным отражением наших убеждений. Мысли, заряженные эмоциональной энергией, обладают творческой силой. Все в нашей жизни создается посредством мыслей и убеждений. Но трансформировать эмоциональную энергию способна только любовь. Мы, как отмечает Типпинг, — не человеческие существа, переживающие духовный опыт, а мы — духовные существа, переживающие человеческий опыт. Чтобы обрести способность прощать и творить добро, нам необходимо полностью окунуться в опыт человеческого бытия. Для трансформации энергии ненависти – нужно пережить ненависть, для трансформации  энергии страха нам нужно испытать страх. Отрицание и подавление эмоций приводят к нечувствительности (энергия блокируется до такой степени, что мы становимся безразличными).

Решение любой проблемы облегчается, если понять ее скрытый смысл, главное предназначение. Понимание сакрального смысла также необходимо, по мнению Типпинга, и для выполнения роли посредника (медиатора) в конфликтной ситуации. В ситуации конфликта энергетическое поле всегда напитано враждебностью и недоверием. Если при этом посредник (арбитражный судья, медиатор)  оценивает ситуацию как «плохую», то только подпитывает негативное энергетическое поле клиентов и утверждает их в сознании жертвы. Освободив свое поле от мыслей, основанных на страхе, он позволяет каждому получить то, что тот подсознательно хочет (на уровне души) – независимо от исхода ситуации.  При этом собственное восприятие ситуации посредником значимо влияет на ее исход. Ему достаточно придерживаться мысли, что все идет совершенным образом – тогда энергия сможет свободно двигаться в нужном направлении. (Но не путайте это с безразличием). Когда посредник (медиатор) смещает свое сознание в сторону любви и принимает происходящее в том виде, в котором оно существует, поле немедленно трансформируется и обретает вибрационные характеристики более высокого порядка. «Эго» умирает вместе с потребностью доказывать свою правоту, когда к человеку приходит осознание, что это событие  имеет другое – духовное (более важное) значение, и что все мы – единое целое. Работа с негативными эмоциями по их трансформации в прощение (любовь) помогает очиститься от любых эмоциональных и ментальных токсинов. Но люди, по замечанию Типпинга, непрестанно демонстрируют своим поведением, что они предпочитают счастью ощущение собственной правоты.  Чтобы отпустить поток мешающего сознания, нужно пребывать в текущем моменте. Когда мы переносим прошлое в будущее, рождается страх, когда мы не осознаем ни прошлого, ни будущего – мы бесстрашны.

Просветленный человек, как замечает Энтони де Мелло (2011), осознает, что нет никакой необходимости менять то, что он видит: нужно менять лишь то, как он видит.

Выпустите меня!

Пьяный человек поздно ночью стоит в парке, колотит кулаками в забор и вопит: «Выпустите меня отсюда!»

 Комментарий де Мелло: Лишь твои иллюзии мешают тебе увидеть, что ты есть – и всегда был – свободным. Но! Главный компонент свободы: несчастья, приносящие осознанность.

(Энтони де Мелло, 2011).

Таким образом, работа с эмоциями через осознание дает нам новый выбор и новое восприятие. А новое восприятие формирует нашу новую реальность. «Эмоциональная работа» позволяет сущности человека проявляться одновременно на разных уровнях, переключаться с одного уровня (биологического, социального) на другой (антропологический, духовный). Это как открытый портал в бесконечную эволюцию человека (от биологического существа до божественного проявления). И если получается совершить это путешествие, то результат в виде мощного душевного подъема не заставит себя ждать.

Первым шагом в работе с эмоциями будет осознание испытываемой эмоции и принятие ее, независимо от того как мы или другие ее оцениваем. Наши несовершенные эмоции – это часть нашей несовершенной человеческой природы. Они есть и будут, их нужно уметь выражать, — не подавлять, не вытеснять.

Следующий шаг – это выбор менее оценочной интерпретации  через осознание не только того, что происходит в нашем теле, но и в нашем уме. (Например, вместо «Я трус» — «Мне кажется, что случится что-то  ужасное», вместо – «Он — подлец» — «Он прочитал без разрешения мое письмо»). После такого более-менее безоценочного описания мы уже обладаем потенциалом для нового выбора, для нового восприятия и новой интерпретации, наполненных гораздо большим чувством любви и понимания совершенства мира. Мы становимся готовыми принимать и ставить цели более высокого духовного уровня и находить смысл жизни в текущем моменте (который мы проживаем во имя этих высоких целей).

                    Будда и бандит.

Однажды бандит по имени Ангулимал пригрозил Будде смертью.

-Хорошо, будь добр, исполни мое предсмертное желание, — сказал Будда. – Отрежь ветку этого дерева.

Ветка упала вниз от одного взмаха сабли.

—  Ну и что дальше? – спросил бандит.

—  Прирасти ее обратно, — сказал Будда.

 Бандит засмеялся.

— Ты, наверное, спятил, если думаешь, что это кому-либо под силу.

— Наоборот, это ты спятил, полагая, что ты могущественный, ибо можешь нанести рану и убить. Это детские шалости. Истинно сильный человек знает, как творить и исцелять.

 

Своими рогами баран может пробить брешь в заборе, но он никогда не заделает дыру.

(Энтони де Мелло, 2011).

 

Литература:          

Леонтьев Д.Ф. Человечность как проблема. Человек – наука – гуманизм: к 80-летию со дня рождения академика И.Т. Фролова. «Наука»,  2009, с.69-85.

Матьяш О.И., Погольша В.М., Казаринова Н.В., Биби С.А., Зарицкая Ж.В. Межличностная коммуникация: теория и жизнь. «Речь», 2011.

Типпинг К. Радикальное прощение. «София», 2009.

Эммонс Р. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности. «Смысл», 2004.

Энтони де Меллло. Когда бог смеется. «София», 2011.

Ознакомьтесь с условиями использования сайта.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *