Медиация — это потенциальная выгода для юристов, а не угроза.

В рамках нового визита Билл Марш, входящий в десятку лучших медиаторов Великобритании, дал мастер-класс в Украинском центре медиации, а также принял участие в работе круглого стола по решению споров в страховой сфере.

Из интервью:

Мистер Марш, в Украине многие юристы продолжают скептически относиться к институту медиации. Кто-то из них видит в медиаторе конкурента, кто-то просто не верит в эффективность этого метода. Успели ли Вы уже столкнуться в Украине с таким восприятием к своей работе?

— На самом деле я сталкиваюсь с таким отношением в любой стране, где бываю. Это не только касается Украины. Если вы посмотрите на любую страну, где получила развитие медиация, то в начале процесса всегда имел место скептицизм и определенная обеспокоенность. И поскольку я сам был юристом, я понимаю такую тревогу.

Одна из главных проблем, с которыми мы сталкиваемся, заключается в том, что люди думают, что им нужно выбирать между судебным процессом и медиацией. Однако в реальности опытные юристы научились интегрировать и находить взаимодействие между медиацией и судебным процессом. В частности, если обозначить линию досудебного спора и в конце поставить обращение в суд, вы можете использовать медиацию в любой момент до этой завершающей точки. Хорошему юристу просто следует подобрать удачный момент для медиации, который будет наиболее выгодный его клиенту.

Другой аспект для юристов — это репутация. Медиация заключается в том, чтобы предложить клиенту наиболее широкий выбор для решения его вопроса. Большая часть юристов, с которыми я встречался, беспокоятся о своей репутации, поэтому предлагают наилучшие услуги своим клиентам. Это означает быть экспертом в различных процессах и осознавать, в какой именно момент лучше использовать медиацию. Поэтому медиация — это потенциальная выгода для юристов, а не угроза.

В конечном итоге хорошо было бы посмотреть и перенять опыт юристов, начинавших как скептики в отношении медиации, однако терявших этот скептицизм в ходе работы. Практически все медиации, с которыми я сталкиваюсь, предполагают участие юридических фирм. Как правило, это одни из лучших компаний, имеющих высокую репутацию. Если бы они не верили в безопасность и эффективность медиации, то никогда не использовали бы ее в своей работе.

Что необходимо, чтобы сломать данные стереотипы о медиации? Сколько нужно времени и обязателен ли для этого профильный закон, к принятию которого украинские депутаты пока не готовы?

— Думаю, что закон на самом деле помогает, он привносит доверие в данный процесс. Но это не означает, что вы не можете заниматься медиацией без наличия такого закона. Развитие медиации в любой стране занимает определенное время. На самом деле очень сложно убедить кого-либо в преимуществах медиации, занимаясь лишь разговорами. Я всегда говорю людям: «Попробуйте! А затем мы обсудим, что вы думаете об этом процессе».

Поговорим о ментальности украинцев, несколько отличающейся от европейской. Я знаю, что в прошлом году Вы приезжали в Украину, чтобы помочь разрешить коммерческий спор. Почувствовали ли Вы в Киеве особенности украинской ментальности, поняли ли, как договариваются украинские клиенты?

— В моем общении с украинцами и россиянами я обнаружил, что они достаточно прагматичны и всегда расположены к серьезной беседе. Это два важных условия для успешной медиации. Поэтому у меня есть все основания утверждать, что медиация в Украине будет успешной. На самом деле в любую страну, куда я приезжаю, мне говорят: «Наши культурные особенности не позволят медиации быть успешной». И тем не менее медиация развивается везде.

Каковы Ваши рекомендации украинскому бизнесу для проведения медиации в корпоративных спорах: стоит ли нанимать иностранных специалистов или украинские медиаторы уже достаточно квалифицированы для таких дел?

Стороны могут выбрать любого посредника. Я знаю, что в Украине уже есть хорошие медиаторы, услугами которых пользуются местные компании. Естественно, они говорят на родном языке и понимают украинскую культуру бизнеса, ориентируются в законодательстве лучше, чем иностранцы. Но возможны разные варианты. Лично я уже выступал в качестве медиатора при решении корпоративного спора в Киеве, а также ездил в Лондон с украинской стороной для решения спора. Другим вариантом является сопосредничество, где работают два эксперта — украинский и иностранный.

Ранее Вы работали юристом. Почему решили уйти в медиацию? Вам легче договариваться, нежели спорить?

— Да, для меня это вопрос личностных характеристик. Медиация — это то, от чего я получаю удовольствие. Я с большим уважением отношусь к юристам, среди моих друзей много юристов.

Что бы Вы хотели сказать напоследок украинским юристам?

— Мощный посыл, который я бы хотел оставить Вам, заключается в том, что медиация не является антиюридической.

Источник: http://jurliga.ligazakon.ua/

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *